Маленькая девочка бегала по комнате вокруг чемоданов, весело смеясь. Чемоданы были самые разные – от больших до маленьких, от чёрных до кислотно-оранжевых. Кроме чемоданов, в комнате находилось ещё несколько сумок военной расцветки и среднего размера серебристый сейф.
Девочка всегда, сколько себя помнила, любила уезжать. Ведь как ещё испытаешь ни с чем не сравнимое чувство сладости возвращения? Несколько путешествий назад она перестала возвращаться, но чувство детской радости по новым ощущениям осталось. Поэтому было весело.
В комнату зашёл темноволосый мужчина в очках. Девочка засмеялась ему навстречу и спрыгнула с чемодана.
-Готова? – спросил он, присаживаясь на какую-то сумку.
-Всегда готов! – девочка подпрыгнула от переполнявших её эмоций и устроилась на коленях у мужчины, - Ты же поедешь со мной?
-Ну а как же? Ты же потеряешься.
Девочка нахмурилась.
-Между прочим, то место я знаю лучше, чем ты.
-Ну ладно, ладно, не сердись. Разумеется, я еду с тобой, что б тебе не было скучно. А если знаешь место – расскажи мне о нём.
Девочка оживилась и опять показала острые зубки.
-Там очень уютно. Там много книг, причём я их все обернула в одну бумагу и подписала красивым подчерком, как ты любишь. Ещё там пахнет.. кофе. Нет, серьёзно! – девочка беззаботно засмеялась, - Мы сможем читать и пить кофе сколько угодно. Там немного прохладно, но на стуле висит тёплая тёмно-сиреневая шаль, а для тебя – пушистая кофта со слониками. Окна нет, есть просто проём в стене, куда иногда залетают сухие жёлтые листья – даже не только осенью. За окном маленькое озерцо, как Уалдлэйк в Кингстоне. Правда, там газоны не подстрижены, а в остальном очень похоже.
-Да ты всё распланировала! – мужчина рассмеялся. Осмотрелся по сторонам, - А это что за чемоданы?
-Вещи. Куча всяких вещей, которые нельзя оставлять.
-А зачем так много? – ужаснулся мужчина. – Вот здесь, например, что? – он указал на большой чёрный чемодан.
-Здесь весь мой пофигизм, - объяснила девочка, - Хотя нет, не весь.. Вот в той сумке остатки. В этом чемодане позитив – видишь, он оранжевый? Вот здесь воспоминания о детстве, здесь о совсем детстве, здесь о всех своих ошибках, здесь моя сила, здесь..
-Стоп! Что-то многовато.. А в этом сейфе что?
-А здесь, - девочка осторожно смахнуло воображаемую пылинку с серебристой поверхности, - Самые опасные воспоминания. Вызывают тошноту, плохое настроение, отсутствие аппетита, депрессию, ненужные поиски и самое главное – ненужные мысли.
-Так зачем же он тебе? – удивился мужчина.
-Как зачем? – девочка лукаво улыбнулась. – Самое опасное нужно всегда держать поблизости. Ты же сам прекрасно это знаешь.
-Мда.. – мужчина почесал затылок, - А кто всё это понесёт? Не смотри на меня так, максимум, что я могу взять – это чемодан и две сумки. И то я думаю, что это будет слишком.
-Но.. нельзя оставлять столько воспоминаний в пустом доме!
-Ты собралась уезжать или как?
-Думаешь, совсем нельзя? – девочка умоляюще-спаниельски глянула на мужчину. Тот покачал головой. Девочка вздохнула.
-Ладно, сейчас схожу за торбой, сложу всё самое необходимое, и пойдём.
Мужчина улыбнулся. Её любимый образ – образ овечкоподобного детёныша – начал распадаться.
-Я готова, - донеслось с порога.
-А я ведь почти поверил, - улыбнулся он.
-Я тоже почти поверила. Но на самом деле я могу всё это бросить, потому что мне всё равно, - она осмотрела на кучу чемоданов, с которыми две минуты назад так не хотела расставаться. Вдруг вспомнился эпизод из глубокого детства – первый поход в лес:
«-Папа, папа, подожди!
-Ну что ты там копаешься?
-У меня опять мячик упал..
-Брось его, нам ещё долго идти в горку, ты уронишь его опять и всё равно не догонишь.
-Папа, я не хочу его бросать! Это же мячик, с которым я играю!
-У тебя есть новый мячик. Зачем тебе этот? Он потрёпанный и старый. Он мешает тебе подниматься наверх.
Обида, жалость к потрёпанному мячику, усталость от беганья вверх-вниз за мячиком и обратно. Глупо..»
-Как же это глупо, - она улыбнулась холодно, почти вежливо.
-Ничто человеческое нам не чуждо, - пожал плечами мужчина.
-Чуждо, Стив. В идеале – чуждо. Просто я отошла от намеченного курса. А основа была заложена почти идеальная. Ты когда-нибудь интересовался, как меня воспитывали? Так вот, воспитывали меня идеально. Максимально реально. Поэтому мы сейчас уйдём и не будем оборачиваться. И постараемся избавиться от этих воспоминаний, от лишних эмоций. Все эмоции отправим на переработку в полезную энергию. Потому что у нас есть миссия, и мы не имеем права отвлекаться.
И дело даже не в том, что кто-то мог тогда взять и понести мячик, помочь мне с ним. Дело в том, что однажды этого кого-то может рядом не оказаться.