Был обычный темный февральский день. Вадим сидел на балконе и протирал свой любимый коловорот. На улице группа подростков играла в футбол. Вадим любовался отблесками фонарей на клюке, проходящей по улице старушки...  Они напоминали ему вкусненькие конфетки с двумя буковками М, которые он нашел у того смешного мальчишки... Боже... Зачем люди создают мальчиков. Нет, то есть ладно, если по залету. Но целенонаправлено создавать этих маленьких прыщавых гиперактивных монстров, облепленных пылью и жвачкой... Или может быть они надеются создать этакого тихого очкастого помошника по дому? Ботаника-домработницу? Вадим и сам немного переживал из-за того, что некогда был верным рядовым в неубывающей армии этих карликовых нагноений современной цивилизации...
Коловорот лаского вращался в руках Вадима и всем своим видом говорил: "Хозяин, пора... я застоялся, я жажду теплой венозной крови". Хоязин мерно натирал орудие... Тому, кто познал жизнь, смерть и 5 литров "Степана Разина" уже некуда торопиться в этом суетном мире. Бесцветными каплями крови умирающих зимних небес истекали темные, как души призраков прошлого, облака. Счастливый обладатель балкона поднялся, крякнул... выждав некоторое время расстегнул ширинку и помочился вниз. Затем вспомнил старушку, и с нескрываемым наслаждением передернул. Зверек только что пропустивший через себя половину Вадима, или точнее практически все содержимое обильно разбросанных по балкону пластиковых бутылок, недовольно плюнулся вниз белесой сметаной не начавшейся жизни. Дворовая собака пробегающая рядом с интересом обнюхала небесную манну, но сочтя ее не отвечающей запросам своего метоболизма, побежала дальше в поисках нехитрого собачьего счастья.
Вадим вернулся в квартиру... Протараня себе путь среди бутылок, ящиков, множества острых железных предметов и другово самого разнообразного хлама, подскальзнувшись на не к месту подвернувшейся луже, он пробился к раковине. Не обнаружив в кране воды( честно говоря, воды не было уже полгода, как и электричества, вследствие того что существо высшего порядка не может утруждать себя оплатой коммунальных счетов; к крану Вадим подходил проформы ради) Хозяин понюхал лужу, поморщился, но все же взял пылесос и поглотил субстанцию, опрометчиво помешавшаю шествию мессии. После этой нехитрой манипуляции, Мессия достал матерчатый мусорный пакет, выжал его в чайник, нажал на кнопочку, и, довольный вернулся на балкон. Вадим предельно подстроился под среду своего существования.
Зрачки окон соседних домов постепенно гасли, расширяя царство ночи еще на один прямоугольник.
Хорошенькая предстоит ночь. Или дождаться утра? Вадима не прельщали легкие решения.
Он не счтал себя карателем и судьей. Больным на голову маньяком и убийцой- тоже. Он убивал не из-за выгоды или удовольствия... Он делал это, потому что так было надо. Потому что он был сильнее, хотя и не пытался это кому-либо доказать. Пророк гордился собой. И не только потому, что Андрей Чикатилло и Чарльз Менсон по сравнению с Вадимом были мягко говоря аутсайдерами. Он был никому не нужен. Даже несмотря на свой не самый цветочный вид, ни один страж порядка, вахтер, дворник или любой другой представитель власти категорически не интересовался юным мессией. Словно понимали, что лучше не связываться...
Обреченна хлопнулся металлическая входная дверь. Дверь на своем недолгом веку тем не менее повидала многое.
Трижды на нее ставили различные охранные системы и трижды Вадик в порыве ярости, забыв код, ключ, или просто не понимая, почему прямоугольник, перекрыващий доступ к его условно теплой квартикре, самым подлым образом остается на месте(несмотря на все сложные манипуляции, проводимые с нею Вадиком), жестоко прекращал существование незадачливого домофона или замка.
Покинув квартиру Вадим осмотрелся, он ждал вдохновения. Вдохновение не приходило и он принял сугубо наблагообщественное решение. Целеустремленной походкой знающего себе цену человека Вадим направился к ближайшему магазинчику. При виде пророка охранники и консультанты торопливо ретировались в уборную. Не успевший в следствие давки убраться с дороги рослый мужик-охранник упал перед Вадимом на колени и стал читать молитву о спасении души, переодически робко поднимая голову с пола и заискивающе улыбаясь. Вадим, перешагнув через тело, добрался до пивного уголка. После долгих раздумий он отложил выбранную было  баклаху "Специального" и вместо нее зажал обоим руками по 5-литровому бочонку первого попавшегося пива. Юный мессия считал себя ценителем этого напитка. Пройдя мимо опустевшей кассы он выбрался на воздух. Вдохнул полной грудью. Самое время немножко посидеть и подумать. Вскрыв коловоротом верхнюю часть бочонка Вадим жадно стал пить, пуская пузыри и издавая невразуметельные, но явно позитивные рычания.

Соря за ошибки и нелскладные предложения.

Продолжение следует.