В колонках играет - MGMT - Kids
Настроение сейчас - Ностальгическое

Сижу тут, температурю кажется. Не хочу проверять — расстраиваться. Вообщем-то, качественно ничего не меняется, да и не должно. Всё идет по плану.
Знаете, мне уже поднадоел анализ всяческих событий, но полностью не хочу от него отказываться. Писала меньше в открытую часть в том году, а в позатом — меньше чем в позапозатом (кажется, это пермское слово?) короче, меньше чем в предыдущем. Who cares? Писать теперь стало ещё более некогда. Видимо, меньше стала потребность. С восемнадцати лет, причем как-то достаточно ровно, захотелось думать в ворде. Нет больше желания записывать всё, что происходит. Читаю записи себя четырнадцатилетней и думаю «ёбаный стыд». Ну а вообще я не матерюсь. И да, думать действительно хочется, и есть, что сказать, но время...где бы отвесить себе ещё чуть чуть? Я кажется пишу это раз в третий, но тут бегает по дому ребенок и кричит «юбки-губки!»
Как мы отметили? С Жекой. Традиционно с ней. Мне кажется, что если случится так, что мы перестанем видеться среди года, новый год останется нашим с ней общим праздником. Вариантов было на удивление немало, шесть, кажется, квартир, плюс клубы. Мы посетили три места. Сначала зашли в соседний дом к Ване, с которым они одиноко играли в игры на ноуте, а я лежала на ковре и пела в микрофон. Нам наскучило, мы ушли. В ещё один соседний дом. Там всё было как-то уж убийственно и слишком по-русски: в гостиной стоял стол с кучей салатов, вокруг сидели мои друзья на фоне красного ковра и медленно потягивали водяру. Нам наскучило, мы ушли. Вернее в пятом часу утра чудом поймали бесплатный автобус и поехали на парковый. Очень быстро и комфортно добрались. И вот мы заходим в квартиру всего лишь с одним знакомым лицом, ещё с десятком с небольшим незнакомых (не смогла сосчитать), и понимаем что наконец-то попали туда, куда надо было. За две сотни нам разрешили всё. Жеку, собственно, видела раза два за утро, потому что почти всё это время я дула, а она почти всё время провела с хозяином квартиры. Слава богу, что мне от него ни горячо, ни холодно, а то второй испорченный ей праздник за один год — это слишком. Мне было классно. Когда мы окончательно вернулись в квартиру, помню, рассказывала двум новым знакомым мальчикам секретные мотивы женского поведения и некоторых реплик, при этом чувствовала себя проницательным психологом, а мальчики объясняли поведение наблюдаемой особы тем, что она тупо хочет в туалет. Но я то знаю правду! Потом помню, ела рыбу во фритюре, принглс, потом села с Матвеем смотреть по николодеону Дарью (после травы самое то) при том под конец не смогла держаться ровно на стуле и наклонилась на этого парня, но решила, что с меня хватит и пошла спать на пол. В половине двенадцатого мы за считанные секунды зачем-то собрались и уехали. То есть, особого чуда не произошло.
Тот год. Он был действительно очень важен. Практически всё самое главное —уже расписано, не тут, так в привате. Личная жизнь кстати, была достаточно бурной, если сравнить её со всем тем, что было до этого. Много всего интересного и личного, много переживаний без отношений, много отношений без переживаний. Под отношениями я не имею в виду сейчас мои с кем-то пары. Я имею в виду любую связь. Многое сбывалось, так, что сложно не верить в чудеса. Сбывалось в той мере, в которой я этого хотела. Всё-таки сложно отрицать, что я счастливый в этом плане человек. Да вообщем-то и в других планах сложно отрицать. Да и зачем.
Тот год был значительным в основном для нас с сестрой. Всё-таки её свадьбы мы ждали чуть ли не десять лет. Я никогда не забуду первое сентября. Я никогда не забуду множество дат из этого года. Совершенно спокойное ЕГЭ, и наоборот, волнительный первый экзамен в вышке. Выпускной, закончившийся быстро и неожиданно, чертовски красивое платье, которое мы с мамой нашли в каком то богом забытом магазине. Очереди в приемных комиссиях в вузы, и за одно мгновение принятое решение, куда поступать и на кого, по такой дурацкой причине. Последний звонок, и водку, водку, водку. В том году я выпила в десять раз больше, чем за всю жизнь до. И действительно было много поводов, и действительно было плохо с утра. Но это вовсе не деградация, знаете ли. Просыпаться где-то и с кем-то, будь то матрас, пол или крыша, в конце года не очень-то даже и удивляло, но этим всё-таки я ещё не переболела. Не забуду множество населенных пунктов за городом, и пермских адресов. И да, конечно я не забуду квадрат. Со стороны звучит смешно, но в этом жутком притоне для меня действительно было что-то святое. Мы пришли туда такие, будто бы маленькие девочки, удивленно смотрели на всё. Потом уже как-то освоились, и неуловимо для пьяных взоров посторонних стали смотреть уже по другому. Где мне найти теперь такое место, где бы я хоть никого и не знала, но чувствовала себя своей? Такое, где беснующаяся толпа прыгала бы в ритм музыки, а когда диджей сбавлял звук, было слышно, как они во весь голос поют все песни наизусь, кричат «I ain't gonna live foreveeer» и по правде отрываются, как в последний раз. Конечно, можно найти. Но только мне нужна именно та толпа, и именно на том заводе.
И без переоценки ценностей не обошлось, правда она пока что ещё не завершилась. Многие ерундовые вещи меня волновали, даже напрягали, я много думала и даже к чему-то приходила в итоге. С чем-то приходилось мириться, хоть многое выводило. Что-то нужно было понимать, прощать, иногда —просто сохранять спокойствие. И с переменным успехом мне это удавалось. Лучше, чем раньше. И да, я действительно считаю что именно в этом году очень повзрослела.
Не растерять близких - в жизни, возможно, главное. Со многими за год мы стали ближе, даже с сестрой, а от кого-то я отдалилась. Конечно, появились совершенно новые знакомые, с кем-то возобновилась связь, чему я безумно рада. Внезапно осознавала, что каких-то компаний больше нет, и если бы они собрались снова, было бы здорово, но если я больше не увижу именно этих людей вместе друг с другом, вообщем-то ничего страшного не произойдет.
Не забуду кучу объятий и радостных взглядов. Много сопереживания, желания помочь и найти компромисс. Не забуду безвозмездной искренности, на которую я и не рассчитывала. Множество взаимных улыбок людей, которых я люблю и которые на самом деле любят любую меня.
С другой стороны, начались небольшие проблемы со здоровьем. Вернее, основных проблем две — во-первых, мне несколько последних месяцев кажется, что зрение у меня уже не единица. И я по своей глупости никак не соберусь идти к врачу. Съела уже банку черничного варенья и делаю гимнастику для глаз каждый день, но безрезультатно. А ещё
у меня сколиоз, который мешает мне нормально жить. Не могу долго ходить, лежать, сидеть на одном месте, и кажется, я уже никогда по-настоящему не высплюсь из-за этого.
Я как-то чересчур волнуюсь по этому поводу, хотя не должна. Большинство людей склонно оценивать такие вещи как «не очень то приятные, но в целом нормальные» Меня пугает такое очевидное несовершенство, хотя во мне их множество. Это — какое-то очень уж зафиксированное, словно дефект. А мне не шестьдесят, мне восемнадцать. Но это уже совсем другая история.
Я совершенно не знаю, чего ожидать от следующего года, и чего у него просить. На самом деле знаю, но душа хочет нематериальных конечно, но настолько дурацких вещей, что и писать стыдно. Во всяком случае год должен быть не хуже предыдущего. И пожалуй я остановлюсь сегодня на этом расплывчатом понятии «хорошего-плохого».