Рукия нетерпеливо приподняла брови, показывая, что она давно уже готова выслушать этот секрет, но Ичиго почему-то медлил. Он все бросал на нее взгляды в безумной надежде, что девушка передумает.
-Э-эээ, - начал он очень информативно, когда она стала постукивать карандашом по бумаге. – Урахара, он… попросил меня кое-что оставить в Уэко Мундо… перед уходом.
-Кое-что?
-Коробку. Ее нельзя было открывать до последнего момента, а когда все-таки откроешь, задержать дыхание и бежать как можно быстрее. Я все выполнил. Коробку спрятал…. Вот.
-И что в ней? Ты же, в конце концов, открыл ее.
Парень почему-то покраснел и отвел глаза.
-Ичиго!
-А? Там был цветок.
Воцарилась тишина, и Куросаки все-таки осмелился поднять глаза.
«Только бы Рукия не подумала, что я вру…»
«Может быть, тогда стоило выдумать для нее что-нибудь», - оживился пустой, последнее время вмешивающийся в его жизнь с настойчивостью голодного дятла, который нашел дерево полное жучков.
«А если все откроется?»
«Мда…»
Ичиго бросал на девушку все более обеспокоенные взгляды, и ее вид ему все меньше нравился. Рукия смотрела на него с подозрением в глазах.
-Цветок, говоришь?
-Да. Роза. Синяя.
-Синяя? – глупо переспросила она, все больше убеждаясь, что парень, похоже, ей просто врет.
-Да, - закивал Ичиго и посмотрел ей в глаза честным-честным взглядом. – Синяя роза и больше ничего.
-Цветок? – еще раз переспросила девушка. – «Подарок» для Айзена - это цветок?! Урахара что, по-другому не мог выразить свои чувства?
Сначала Ичиго даже не понял, какие чувства к кому и зачем выражать, а потом, когда до него дошло, покраснел.
«И как я до этого не додумался?» - тут же вмешался пустой.
«Молчи, сейчас не до тебя!»
«Тебе всегда не до меня. Нет, чтобы прийти, поболтать…Но как здорово придумано. Айзен и Урахара. Тайная страсть в песках Уэко Мундо. Роман века. Все рыдают… от смеха».
«Ты уймешься?»
-Но Урахара говорил, что Уэко Мундо, после этого, существовать останется не дольше недели,- растерянно сказал Ичиго, обезоруженный натиском с двух сторон.
-Из-за обычной розы, пусть даже и синей? – съязвила Рукия.
-Мне-то откуда знать…
-Нужно было спросить.
-У Урахары? И он бы ответил: «Куросаки-кун, такой любопытный» - это все, на что я мог рассчитывать от него услышать.
-Просто ты не умеешь с ним разговаривать.
-Как будто ты умеешь!
Рукия смутилась.
-Может быть, это просто шутка такая? – попытался спасти ситуацию Ичиго. - Ты же его знаешь… Ведь, пока мы бежали до врат, ничего не случилось. Я имею в виду, никаких взрывов, ничего такого…
Рукия покачала головой:
-Цветок сделанный Урахарой? – видимо поразмыслив, она сменила свое мнение и стала относиться к ситуации серьезнее. – Мне уже жалко арранкаров.

-Зачем мы сюда пришли? – прошипел Ичиго, прячась за тощим деревцем, которое, даже при большом желании, не могло укрыть и половины его фигуры. Рукия дернула парня за рукав, чтобы он опустился на землю и не маячил.
-Да тише ты!
-Он ни за что не признается!
Рукия улыбнулась, и Ичиго почему-то подумал, что у торговца нет никаких шансов. И это она еще пока молодая, а вот наберется опыта… Главное, в этот момент оказаться подальше от возможного места ее проживания.
-Урахара же сказал, что он экспериментатор,- Ичиго вспомнил, что тот, действительно, что-то такое сболтнул. – Значит, он должен был вдохнуть аромат этой розы.
-Ага, - теперь план становился, более ли менее, понятен.
«Умная девочка», - оживился внутри пустой, и Ичиго очень ясно представилось, как он чуть ли не облизывается.
«Только попробуй!»- пообещал он.
«Да не ревнуй ты…»
«Кому ты нужен, чтобы тебя ревновать»
Пустой как-то странно булькнул и, помолчав, осторожно сказал:
«Вообще-то, я думал, что ты будешь ревновать Рукию»
Ичиго покраснел и дал себе обещание больше не вступать в дискуссии с белобрысым наказанием, поселившимся у него во внутреннем мире. Вот только, он очень сомневался, что это обещание будет так легко выполнить.

Они вошли в магазинчик тихо, как две тени, и проследовали к приоткрытой двери склада, за которой горел свет.
«Только бы не нарваться на Тессая или Джинту, да и Уруру была бы совсем не кстати».
Но в комнате, служившей магазинчику складом, был только сам владелец этого заведения.. Он занимался чем-то непонятным, то начиная яростно перерывать полки, то останавливаясь и горестно вздыхая.
Без своей вечной панамки Урахара выглядел непривычно. А еще это почти обиженное выражение лица, когда он отбрасывал очередную вещицу непонятного назначения.
Вдруг, будто почувствовав их появление, Урахара обернулся, и глаза, не прикрытые полями панамы, удивленно расширились.
-Вы? Как не вовремя… - тут он умолк и как-то беспомощно взглянул на своих поздних гостей.
Улыбнувшись ему, Рукия прикрыла дверь.
-И что же это за роза такая? – ласково поинтересовалась она.
-Роза? – Урахара сделал вид, что удивляется. – Это…
Тут он внезапно раскашлялся и зажал рот рукой.
Наконец, когда приступ прошел, торговец обессилено прислонился к стене и выдавил:
-Ты ей все рассказал! – он укоризненно посмотрел на Куросаки, а тот, будто в оправдание, вытащил откуда-то рисунок и продемонстрировал его владельцу магазинчика.
-Мда, - согласился Урахара, рассмотрев шедевр. – Кучики-сан, конечно, рисовать… - тут он снова начал кашлять, крепко зажимая себе рот.
Рукия подозрительно на него покосилась.
-Тебе не нравятся мои рисунки? – в ее голосе слышались отзвуки приближающейся грозы.
-Что вы, Кучики-сан,- замахал на нее руками Урахара. – Я считаю, что они… ужасны.
Произнеся последнее слово и поняв, ЧТО сказал, он запоздало схватился за рот и с ужасом посмотрел на девушку, но та почему-то не рассердилась.
Ичиго даже обиделся.
Вот стоило ему сказать хоть одно нелестное слово об этих «шедеврах» , как он тут же получал по шее.
А остальным можно?
Несправедливость такого отношения так поразила Ичиго, что он даже не сразу заметил, что вид у Рукии стал какой-то чрезмерно задумчивый, а ужас в глаза Урахары принял глобальные масштабы, грозя, перерасти в панику.
-Ты ведь не можешь лгать? – спокойно спросила она, придя, наконец, к какому-то решению. – Вообще не можешь врать.
-Ну что вы, Кучики-сан, - торговец побледнел, на его лбу выступили крупные капли пота, Урахара явно боролся с собой. – Я…я… это так… - он со стоном ткнулся головой о стену.
-Значит, ты сам вдыхал аромат этого цветка?
Хозяин магазинчика крепко стиснул зубы и зажмурил глаза, потом его руки вновь метнулись ко рту, желая зажать его если не навсегда, то хотя бы до того времени, пока это безумие не кончится.
-Держи его за руки, Ичиго!
Урахара дернулся, но было поздно, хватка у исполняющего обязанности шинигами была железная.
-Так как, вдыхал?
Торговец подергался, а потом застыл скорбной фигурой так, что даже Ичиго стало его жалко, но только не Рукии. Девушка была непреклонна. – Вдыхал? Признавайся!
-Да, - голос Урахары был едва слышен.
-И поэтому не можешь лгать?
-Да.
Рукия многообещающе улыбнулась, как улыбаются акулы неосторожным пловцам, попавшим в их охотничьи угодья, как раз к обеду.
-Вы же никому не расскажете? – забеспокоился Урахара.
-Ах, вот откуда такая секретность…
-Мне-то он рассказал.
Рукия и Урахара посмотрели на Ичиго совершенно одинаковыми взглядами.
«Не ценят они твои умственные способности», - ехидно подначил его пустой.
«Сам дурак», - автоматически отозвался парень и понял, что Хичиго, по сути, прав. Не брали его в расчет. Даже обидно стало. Ладно Урахара, но Рукия!..
Может быть, разобидеться на весь свет, а главное, на эту наглую шинигами, которая живет у него дома, пытает рисунками, колотит постоянно, а теперь еще… Пусть сама Урахару держит!
-А не отвечать ты можешь?
-Это очень трудно… В присутствии цветка, так и вообще, невозможно. Правда, она… как будто, рвется наружу. Сдерживать ее почти больно.
-Ага.
-Что «ага», Кучики-сан? – опасливо поинтересовался Урахара
-Это просто замечательно!
Торговец кисло улыбнулся:
-Кому как… По мне так, очень неудобно, а иногда и опасно.
Девушка чуть ли ни потирала руки от удовольствия.
-Так, первый вопрос…
-А до этого, какие были?
-Первый вопрос,- с нажимом повторила Рукия. – С чего это ты вдруг послал такой подарок Айзену?
-А вы не догадываетесь, Кучики-сан?
Девушка сдвинула брови:
-Ты мог ее просто уничтожить.
-Не получилось,- почти весело заявил Урахара. – Я подумал…. пусть им тоже будет весело, и для дела польза,- он сделал одухотворенное лицо. – Говорить правду – это ведь такая радость! Пусть не один я буду счастлив.
-А противоядие?..
Урахара так тяжело вздохнул, что вопрос отпал сам собой.
Когда ночные гости собрались уходить, Рукия уже на пороге вдруг обернулась:
-А если бы мы собирались не в Уэко Мундо, а в Сейрейтей?
-Не могу сказать, что ваша догадка неверна, Кучики-сан.
Девушка слегка нахмурилась, но потом кивнула и вышла.

Уже лежа в собственной кровати Ичиго все не мог успокоиться.
-Неужели, говорить правду это так ужасно?
Рукия чуть отодвину дверцу шкафа:
-А сам ты как думаешь?
-Но ведь честность это хорошо… вроде бы…
-От этой «хорошей» честности он тебя сегодня и выдал. Понравилось?
Ичиго замолчал. С этой позиции он проблему еще не рассматривал.
-А как же теперь арранкары? Что делать?
-Хочешь и их тоже спасти?
Ичиго понял, что так далеко мания спасения всех окружающих у него не распространяется.
-Спи, Ичиго, теперь это не наши проблемы.
Но она была неправа.