Рассматривая участие государства в деятельности предприятий и организаций, можно выделить следующее. В настоящее время государство владеет 100 % ным капиталом в более чем 150 акционерных обществах (таких как «Российские железные дороги» и ОАО «Роснефть»), контрольными пакетами более чем в 500 компаниях (в частности, РАО «ЕЭС России», ОАО «Аэрофлот», ОАО «Транснефть», ОАО «Связьинвест», ОАО «Газпром»), блокирующими пакетами в почти 1000 компаниях, а также более мелкими долями в еще около 1750 компаниях (рис. 29).

Рис. 29. Структура госсобственности в России


Активизация государства на рынке слияний и поглощений позволяет использовать их в качестве инструмента для доминирования в основных отраслях экономики, концентрируя в своих руках наиболее ликвидные активы. Это позволяет контролировать развитие рынков и получать сверхдоходы от своего монопольного положения, причем не только в традиционном сырьевом секторе, но и в быстрорастущих и наукоемких отраслях.


Если обобщить все происходящие сделки М&А с участием государства, то в 2005 г., по данным Mergers. ru, госкомпании потратили на поглощения примерно $17,4 млрд, или 31 % от общего объема рынка М&А.


Естественно, что становление государства как активного участника процессов М&А заставляет других игроков по иному оценивать свою роль и свои возможности в тех секторах рынка, в которых наблюдается повышенный интерес со стороны государства (госкомпаний). В этом случае компаниям следует осуществлять корректировку своей стратегии развития, в том числе стратегии М&А. У читателя может возникнуть вопрос, почему необходимо делать поправку на государство. Во первых, четко прослеживается желание государства не только вернуть часть наиболее ликвидных активов в свою собственность (или получить контрольный пакет в них), но и стремление получить контроль над высокодоходными и быстроразвивающимися рынками.


Например, к таким приобретениям можно отнести и приобретение ОАО «Роснефть» за $9,35 млрд акций компании «Юганскнефтегаз», покупку ОАО «Газпром» акций компании «Сибнефть» за $13,0 млрд, а также относительно небольшие сделки М&А: покупку «Газпромбанком» за $25 млн контрольного пакета ЗАО «Атомстройэкспорт», крупнейшего российского подрядчика в области строительства и модернизации объектов атомной энергетики за рубежом, покупку Внешторгбанком активов в финансовом секторе – Промстройбанк, Гута банк и др. Интереса государства и к сфере спорта, так ОАО «Газпром» приобрел контрольный пакет акций футбольного клуба «Зенит».


Во вторых, экономический рычаг позволяет определять и формировать политическую структуру государства, а также вести активную внешнюю политику. К тому же контроль над денежными потоками (особенно быстрорастущими нефтедоходами) позволяет не испытывать трудностей с пополнением доходной части бюджета, а также с формированием различных фондов для решения различных задач, таких как погашение государственного долга России, финансирование крупных национальных проектов, реализация социальных программ и т. д.

Возвращаясь к стратегии государственного М&А, мы можем выделить две ее характерные черты. Первая заключается в том, что слияния и поглощения позволяют государству в короткие сроки занять лидирующие позиции в стратегических отраслях экономики, что, как мы уже отмечали, позволяет осуществлять контроль над денежными потоками внутри отрасли и соответственно использовать ее доходность в своих целях. Вторая заключается в необходимости ослабления позиций частного сектора как отдельной движущейся силы в стране, не позволяя частному капиталу диктовать свои условия и влиять на политическую обстановку в стране.


Вас заинтересует