Это обусловлено тем, что государственная роль в протекающих экономических процессах заметно меняется под давлением крупных сырьевых транснациональных корпораций, которые начинают определять мировую политику. Высокие цены на нефть, газ, электроэнергию позволяют аккумулировать значительные финансовые ресурсы на счетах добывающих компаний, что позволяет им влиять на экономику отдельно взятой страны. В связи с этим государство, чтобы не потерять контроль над протекающими процессами, а также для пополнения доходной части бюджета начинает активно позиционировать свое присутствие в данном сегменте рынка. Желание стать активным игроком высокодоходных отраслей заставляет государство, как уже говорилось, принимать активное участие в процессах слияний и поглощений, так как только данный механизм позволяет государству в кратчайшие сроки достичь поставленной цели.

Надо сказать, и это отмечается многим аналитиками, государство – менее эффективный собственник, чем частная компания. Однако государство обладает большими возможностями для организации работы тех же предприятий нефтегазового сектора. Дисбаланс между спросом и предложением на мировом нефтегазовом рынке приводит к резкому росту цен, что угрожает экономическому развитию стран – импортеров энергетических ресурсов. В этой связи страны экспортеры получают определенные рычаги влияния на мировую политику. И государство не хочет уступать эту прерогативу никому и начинает пересматривать свое отношение к данному вопросу, что и приводит к активной политике на рынке М&А.


Так, в Венесуэле, России, Боливии государство теми или иными способами усиливает свой контроль над добывающим сектором. И хотя мировая нефтегазовая отрасль ассоциируется с такими брендами, как «BP» или «ExxonMobil», но в реальности доминирование осуществляется госкомпаниями. В их руках находится около 90 % доказанных запасов нефти. Только пять ведущих ближневосточных государственных нефтяных компаний: саудовская SaudiAramco, кувейтская Kuwait Petroleum Corporation (KPC), иранская National Iranian Oil Company (NIOC), алжирская Sonatrach и Abu Dhabi National Oil Company из ОАЭ – производят четверть добываемой в мире нефти и владеют половиной мировых запасов нефти и газа. При этом к государственным нефтяным компаниям относятся не только корпорации, которые полностью принадлежат правительству, но и те, в которых государство имеет доли или выступает в качестве партнера, например, ADNOC, Sonatrach, ливийская National Oil Corporation, малайзийская Petronas, нигерийская NNPC, катарская Qatar National Gas Company и венесуэльская Petroleos.


Вас заинтересует