Настроение сейчас - Nostalgic

Ночь.
Небо над головой чёрное, плоское. Это всё фонари, они подсвечивают небо, разгоняя тьму, затмевая звёзды.
Я приподнимаю голову, смотрю на полыхающие вдалеке зарницы. После жёлтого электрического света они кажутся почти нереальными, словно призрак другого, живого мира, перенёсшийся сюда для тех, кто сумеет увидеть его. Каждый понимае его знаки по-своему, но все они несут печать того единственного мира, живущего во всех нас. Идеального мира...
Как жаль, что идеал недостижим...
Где-то вдалеке часы бьют полночь.
Я вздрагиваю от лёгкого прикосновения к своему носу и тихого шёпота "Алло, Земля?"
Нехотя поднимаю глаза на него.
Мягкая улыбка, нежный взгляд...
Пусто. Даже не холодно. Черно и плоско, как небо над головой.
Улыбаюсь в ответ.
"Что ты там углядела?"
"Ничего особенного. Пара Назгулов летает."
"Так возьми своё эльфийское кольцо всевластья и приструнь их. Разлетались тут, понимаешь-ли, посидеть спокойно не дают."
Тихо смеёмся и снова замолкаем.
Я опускаю взгляд на свою руку, на поблёскивающее в свете фонарей тонкое серебряное кольцо.
Цветок и лист. Ещё один признак безумной мечты.
Чувствую лёгкое прикосновение его губ. Закрываю глаза, пытаясь представить, почувствовать, поверить...
Лучитстые сапфирово-синие глаза, мягкие золотистые волосы, нежные касания и голос, эхо, что слышится в журчании реки...
Не открывая глаз, я откидываю со лба вечно мешающиеся волосы и утыкаюсь ему в плечо, чувствуя, как бьётся его сердце.
Слово наяву я вижу высокие тёмные сосны и тонкие станы берёз, алеющие даже в темноте рубины рябин и огромные тени дубов в свете луны и алмазов звёзд на тёмно-синем августовском небе.
Ничто не нарушает тишины, нет неясного гула машин, только едва слышно шуршат листья на ветру...
Почти вижу, почти чувствую, почти слышу...
Почти верю.
Зная, что стоит только открыть глаза - и всё исчезнет, эфирной фантазией растворится во тьме, оставив на память только шелест листьев, будто голос, бесконечно повторяющий имя, дно лишь имя...
Снова начинает накрапывать дождик. Не поднимая головы, спрашиваю:
"Пойдём?"
Ткань глушит мой голос, вместе с тенью безумой надежды.
Так же, не поднимая головы, чувствую лёгкий кивок.