Слушать этот музыкальный файл

Из интервью создателя фестивалей MAXIDROM, НАШЕствие, ЧАРТОВА ДЮЖИНА, а также основателя и экс-директора радистанций Maximum, ULTRA и НАШЕго радио, и просто хорошего чела Михаила Козырева

-Раз так, то хочется поговорить о грустном. Золотой век, в который открылся Maxidrom, случились первые "Нашествия", только начали свою работу Maximum, Ultra и "Наше радио", наверное, уже не вернешь. Ваши же слова на "Неголубом огоньке": "Вслед за отстроенной вертикалью власти началось построение горизонтали культуры". Так или иначе, но очень важно понять, для чего же все вышеперечисленное было затеяно. Какие зерна вы хотели посеять?

- Я питаю надежду, скажу больше, я отчаянно верю в то, что подобные водовороты, ураганы и перипетии бесследно пройти не могут. Люди, которые прикоснулись к этим музыкальным событиям и культурным явлениям, люди, которые оказались в них вовлечены, несут в себе некий усвоенный, а может, даже врожденный генетический код свободы. Massive Attack, Элвис Пресли, Led Zeppelin и группа Lumen - это все одно и то же. Это рок-н-ролл. Потому что если и есть хоть одна связующая черта между любым рок-н-роллом, независимо от темы и стиля, так это то, что личность выше системы. Отдельный человек всегда важнее любой системы, какой бы эта система ни пыталась казаться. Есть непоколебимая и святая ценность - свобода человека. И это важнее даже любой религии. Это и есть главная религия. Человек, личность и свобода. Все эпизоды, происходившие в те годы с радиостанциями и фестивалями, начиная с того, как мы вышвыривали из прямого эфира на радио Maximum пьяного Фалька, и заканчивая тем, как Паштет на "Нашествии" заявил, что эта песня про тех, кто "про…бал наших парней на подлодке "Курск"", - это все были признаки времени и свободомыслия. Там были свободные люди, которые способны идти наперекор и способны выходить за общепринятые рамки. Для государства такое поведение, конечно, категорически неприемлемо. Тэм, солист группы Lumen, в одной из своих последних песен поет: "Я так люблю свою страну, но ненавижу государство". Во времена тех фестивалей и того радио на поверхность снова выплыло извечное противоречие между людьми и государством, уже новыми людьми и государством.