Хамер заявился часиков в одиннадцать, что ему было крайне не свойственно, ещё больше меня поразило, что ящер не как обычно полз по потолку, а шёл по полу, мерно вышагивая и держа руки за спиной. С каким-то странно удручённым взглядом он помахал хвостом в сторону двери, перешагнул меня и усевшись в кресло уставился в стену. Надо сказать, что такое поведение Хамера меня начало беспокоить. Я встала и подошла к нему, села на пол  около ящера и положила голову на его серо-зелёное колено.

– И..? – поинтересовалась я.

Хамер провёл когтистой рукой по моим волосам и тихо сказал:

– Мне не дают квартиру…

– И…? – повторила я свой вопрос.

И…тут Хамера прорвало. Он слегка меня отстранил и поднявшись стал нарезать круги по комнате рассказывая за все свои проблемы в потустороннем мире. И как их химер притесняют, и что он чувствует себя рабом, и что в сад его пускают только с разрешения Самого, и ещё много чего. При этом он яростно размахивал руками и хвостом.

В моей голове сначала пронеслась одна мысль, «Нафига я рассказала ящеру о толерантности»… Но когда Хамер чуть не зацепил хвостом штору, у меня тут же возникла другая. Нет, штору мне жалко не было, но на карнизе дремал Юката. Я пыталась как то перебить Хамера и предостеречь от резких движений в сторону шторы и вообще окна, но он меня не слушал. В один прекрасный момент Шипованный хвост ящера зацепился за штору и потянул её вниз, штора разорвалась, а карниз с силой тряхануло, да так, что дремавшее мирно существо, свалившись с него, еле успело спикировать на подоконник.

Дальше всё происходило как в фильме ужасов.

Я только успела заползти за угол камина, как комната в буквальном смысле затряслась и Юката начал приобретать свою антно-форму. Через минуту в моей комнате стоял монстр, ещё страшнее и больше Юка. Хотя стоял он буквально мгновение… С молниеносной скоростью он набросился на растерявшегося Хамера и в ту же секунду голова бедного ящера полетела к двери. Руки, ноги и хвост с хрустом и треском оторвавшись от тела полетели в разные стороны, а Юката продолжал рвать остатки плоти Хамера. Когда тело ящера было окончательно растерзано, монстр повернулся ко мне. От ужаса я даже закричать не смогла. Я просто сидела в оцепенении, глядя, как сотрясается пол под массивными лапами подходящего ко мне чудовища. Огромная звездоносая морда с острыми двадцатисантиметровыми клыками, по которым ещё стекала серо-зелёная кровь, наклонилась надо мной, его глаза вспыхнули ярко-жёлтым огнём и … я зажмурилась…

 

В чувство меня привело что-то мокрое на моём лице с запахом не то браги, не то коньяка…

Я открыла глаза.

Передо мной стоял Юката, в той же самой антно-форме, с высунутым языком и как верный пёс вилял хвостом, сбивая предметы интерьера. Я повернулась в сторону двери, где на меня со взглядом «ну, нефига ж себе» смотрела голова Хамера, моргая глазными перепонками. Я с трудом поднялась и попросила Тирка принять его нормальный уменьшенный вид. Монстр довольно рявкнул, так, что задрожали окна и исполнил мою просьбу. Оглядев серо-зелёные подтёки на стенах я представила реакцию мамы, поёжилась и принялась собирать растерзанные части Хамера. Идеала конечно у меня не получилось, но этого и не требовалось, химеры прекрасно могли регенерировать. Наконец Хамер приобрёл своё привычное состояние, удалив заодно подтёки на стенах и лужи на полу.

– Это что? – первое что сказал Хамер схватив меня за плечо и указывая на Тирка.

–Юката… – я поморщилась от боли, – отпусти!

– Это я вижу, что он у тебя делает?  – не унимался ящер.

– Странник привёз. – отвечала я пытаясь отодрать пальцы химеры, впивающиеся когтями в моё тело.

Наконец меня отпустили и по бледной коже потекли струйки крови.

– Ты, что озверел? Посмотри, что наделал! – я демонстративно подставила ящеру плечо.

– Извини… - Хамер опустился на одно калено и длинным тонким языком принялся облизывать ранки. Будто по волшебству они стали с шипением затягиваться, почти не оставляя следов.

Закончив работу Хамер сел в кресло, а я развалилась на шкуре у камина. С кусочком яблока в лапке на мою голову спикировал Тирк и устроившись поудобнее принялся уплетать лакомство.

Хамер подпёр рукой подбородок и уставился на Тирка.

– У Странника, что не все дома, он что смерти твоей хочет? – ящер перевёл взгляд на меня.

– Да всё нормально. – Сказала я как будто это не на моих глазах монстр растерзал моего лучшего друга.

– Алис, да ты в своём уме, это же Юката, это не тигр или акула, это реальный монстр который проглотит тебя в два счёта! Это не нормально держать такое дома!

Последняя его фраза меня так зацепила, что я не удержалась и вскочив на ноги выпалила ящеру прямо в лицо.

– А то, что у меня дома ошиваются мифический грифон, тигр мутант, чуковсковский  «Бибигон», и химера из ада – это нормально??? – я была в бешенстве, наверное из-за стресса который только, что пережила. Я даже забыла, что на моей голове сидит Юката, который кстати даже не шелохнулся, лишь вцепился покрепче в мои волосы. – не тебе меня упрекать ХИМЕРА!

– Вот как… Ну, ладно. – В его голосе прозвучали странные нотки, от которых я неловко себя почувствовала.

Ящер беззвучно встал, пересёк комнату размеренными широкими шагами и скрылся в углу.

Когда я опомнилась было уже поздно, чёрная тень портала растворялась как дымка. Я напрасно била кулаками об стенку крича его имя «Хамер», даже если он меня слышал, он бы не ответил, он ушёл.

Бессильно я опустилась на колени и заплакала. Слишком поздно до меня дошло понимания того, что Хамер хотел меня защитить, как заделал это Тирк, приняв ящера за угрозу. Он никогда не умел показывать чувств напрямую. Вот и сейчас он тихо ушёл храня в сердце тяжёлую обиду на дорогого человека.