Может показаться, что начинать тяжело. На самом деле, кончить гораздо тяжелее. Есть такие вещи, которые не уходят просто так, а есть такие вещи, которые не уходят вообще. Ты меня помнишь? Вряд ли, если только левой пяткой. А я тебя помню, помню все о тебе. Бывает откуда-то что-то о тебе слышу, бывает где-то тебя вспоминают, а я держусь молодцом, не разваливаюсь на кусочки, как раньше было, когда тебе приходилось их собирать. Откуда у тебя вообще было столько сил, чтобы такое выдержать? Хотя нет, вопрос не в этом, не только в этом. Что меня волнует до сих пор: зачем это было? Зачем это все?! Вот и снова плачу, молодцом, никто не увидит, и не надо. Помню, тебе нравилось слизывать слезы со щек. Только у меня они все были из-за тебя, столько уже было. И столько всего надо было сказать, столько всего надо было сделать, а теперь уже ничего. Это была хорошая дружба, пока тебе не захотелось сломать мою голову. Но зачем? Вот уже почти не плачу, и даже почти не задаю этот вопрос. Может ты уже не помнишь ничего. А я тебя люблю. Честно. Тебя и всю твою большую семью, тебя с кентом восьмеркой, зрением минус три, и храпом по ночам. Забавные вещи вспоминаются, с чего-то. Люблю тебя с синими волосами, Арлекином и Пьеро, с горечью войны и такой честной детской радостью. Мне так нравилось тебя радовать, честно. Ой, протекаю, вот уже и текст плохо видно. Блин. А ведь начиналось с того, что мне просто хотелось сделать тебе хорошо. Почему же все так закончилось? Зачем?