Ларри Кинг : Итак, господин Председатель Правительства, что этим летом опять случилось с Вашей Россией?

Владимир Владимирович Путин : Она сгорела (смеётся)

Ларри Кинг : Как же так, господин Председатель Правительства?

Владимир Владимирович Путин: Пожары есть везде - и у Вас в Америке, и в Канаде, и в Европе. Везде, где есть леса и жарко. В Саудовской Аравии пожаров нет. Там жарко, но нет лесов. (смеётся). Нельзя не признать, что власти этой страны правильно выбрали место для жизни своего народа, освободили его от возможных пожаров. Я тоже, как и наши арабские партнёры, стремлюсь сделать доставшуюся мне страну более пустынной, менее горючей.

Ларри Кинг : Да, это видно. А что же произошло с Вашей властью?

Владимир Владимирович Путин: По-прежнему добывает газ. Пожары ей не страшны. Даже полезны. Больше сгорит, больше построим на освободившемся месте. Деньги погоревшим субъектам из числа моего матерящегося народа уже высланы. Вместе с рындой. Пусть привяжут между ног. И звонят, если что. Я услышу (смеётся). Лес нефтяных вышек заменит природный лес. Живёт Саудовская Аравия без лесов? И неплохо живёт.

Ларри Кинг : Хорошо, господин Председатель Правительства. Ещё один вопрос. Почему сгорела база Вашего флота?

Владимир Владимирович Путин: Это не ко мне. Флотом я давно не занимаюсь. У меня на эту тему поставлен Президент. Позвоните ему, распоряжусь, чтобы ответил. Я с ним на «ты». (смеётся)

Ларри Кинг: Господин Председатель Правительства, чем в сегодняшней непростой обстановке с пожарами в Вашей стране вызван Ваш острый интерес к науке археологии?

Владимир Владимирович Путин: Так ведь на земле у меня в стране уже всё сгорело. (смеётся) Теперь самое время посмотреть, что осталось под землёй.

Журналист: Да, это логично. И что же Вы там рассчитываете найти, господин Председатель Правительства?

Владимир Владимирович Путин: Прошлое России находится под землёй. Там лежит вся мощь Российского государства. И я считаю, что прикосновение к ней даст нам необходимый импульс к общению с нашими западными, прежде всего, американскими партнёрами. Что, например, можно откопать у Вас в Америке? Только томагавки, зарытые апачами. Ведь если их американские археологи откопают, резервации поднимутся. Будет вам такой «Виниту, сын Инчучуна». Скальпы снимать начнут. У-у-у-у! (смеётся) У нас в стране археология безопасна, копать можно.

Журналист: Я об этом как-то не задумывался. И всё же, господин Председатель Правительства, чем можно объяснить такой интерес Вашего Президента к реформе милиции?

Владимир Владимирович Путин: Я сам не знаю, зачем ему это надо. Спрошу. (смеётся) Может, он думает, что если название поменять, то, знаете, сразу, как у Вас, появится всякое кино с нашими Брюсами Уиллисами, Стивенами Сигалами. Ну, знаете, «Ройбак» там, «Накатоми-билдинг» (смеётся) Я думаю, что нет. Да пусть называет, как хочет. Министром всё равно будет Нургалиев. Президент у меня за названия отвечает, а за финансы я.

Ларри Кинг : Последний вопрос, господин Председатель Правительства. За что Вы отвечаете?

Владимир Владимирович Путин: За победы. За всё хорошее, что было сделано в доставшейся мне стране за 11 лет моей власти. (смеётся) За неудачи отвечают те, кого я назначаю. Но можно ответить и иначе - все сегодняшние неудачи запрограммированы в 90-е годы. И в моё следующее 12-летие мы с ними обязательно встретимся.

Ларри Кинг : Благослови Господь Россию, господин Председатель Правительства!

Владимир Владимирович Путин: Спасибо. Это уже сделано. Патриарх на днях мне доложил.