После ужина, по прибытии участников, сеньоры, члены их партий и приглашенные на праздник дамы собираются в большом зале. Прибывают четверо судей и гербовый король, предше- ствуемые трубачами и персевантами герольдов. Начинаются танцы, которые, однако, прекращаются после возгласа одного из персевантов гербового короля, обладающего самым звонким голосом. Судьи вместе с гербовым королем поднимаются на помост. Когда персевант трижды прокричит «Слушайте!», гербовый король объявляет: «Высочайшие и могучие принцы, герцоги, графы, бароны, рыцари и оруженосцы, что носят оружие, объявляю вам от имени сеньоров моих судей: пусть каждый из вас завтра до полудня пришлет свой шлем с гербовой фигурой, в коем сражаться намерен, и знамена свои на двор сеньоров моих судей, дабы сказанные сеньоры судьи в час пополудни могли начать их разбор; и после того разбора да явятся к ним дамы и выскажут свое усмотрение судьям. И не будет в завтрашний день более ничего, помимо танцев после ужина, равно как и сегодня». Танцы возобновляются, потом приносят вино и пряности.
Действительно, на следующий день собирается пышная процессия. Как описывает Рене, в строгом порядке, согласно иерархии, в монастырь привозят: знамена принцев шамбелланы [Шамбеллан одна из важнейших должностей при дворе феодальных государей. Шамбеллан был главным действующим лицом в церемонии принесения феодальной присяги (прим. ред.).] ; пенноны (скаковые знамена) принцев «первые слуги или стольники»; знамена баннере «их рыцари»; шлемы принцев конюшие; шлемы баннере «рыцари или оруженосцы»; шлемы прочих участников турнира «знатные люди или честные слуги». Судьи размещают шлемы на ограде внутреннего дворика (клуатра) в определенном порядке, над каждым из шлемов знамя (рис. 8). Затем появляются дамы, девицы и все общество, собравшееся по случаю турнира. Судьи несколько раз проходят по галереям, и один из герольдов выкликает имена участников турнира, которым принадлежат выставленные шлемы. Если дама коснется гербовой фигуры, то рыцарь, которому принадлежит шлем, может быть объявлен рекомендованным, что дает право другим участникам турнира его безнаказанно избивать. «Однако да не будет никто побиваем на оном турнире, кроме как за сие и по приказу судей; ежели дело рассмотрено и признано верным, значит, виновный заслуживает избиения и в оном случае да будет злоречивый так бит, чтобы весьма ощутил сие на своих плечах и никогда впредь не говорил и не злословил столь бесчестно о дамах, как имел обыкновение прежде». Так что подобное наказание было действительно только после вынесенного судьями решения и строго регламентировалось.
Помимо приведенной неприятной рекомендации дам, было еще несколько случаев, считавшихся более тяжкими: не сдержанное слово, ростовщичество, мезальянс (неравный брак). Два первых непростительны [В таком случае шлем провинившегося скидывается с ограды на землю, и судьи, как это показано на рис. 8, касаются его жезлами (прим. ред.). ]. Если участник турнира, обвиненный в них, все-таки выходил на ристалище, его можно было бить до тех пор, пока шлем его не упадет на землю.
Если участник турнира был рыцарем, в роду которого могли оказаться предки неблагородного происхождения, но имел хорошую репутацию, его мог ударить только один из вождей турнира, делая это куртуазно (прикоснувшись один раз турнирным мечом или палицей), и это «будет ему к чести», поскольку впредь такого рыцаря уже нельзя рекомендовать на том же основании; после этого он может взять новую гербовую фигуру и дополнить герб необходимыми элементами.
В первых, самых тяжких случаях (нарушение данного слова и ростовщичество) все рыцари и оруженосцы должны поносить рекомендованного, став к нему лицом, и бить его до тех пор, пока он не скажет, что согласен отдать свою лошадь, что равносильно признанию собственного поражения. Тогда участники приказывают слугам обрезать подпруги седла и посадить рекомендованного верхом на барьер; в таком положении, не слезая, он должен находиться до конца турнира (рис. 9). Лошадь же отдают трубачам и менестрелям.
Наказание дворян, замеченных в мезальянсе, менее жестоко. Их должны бить, пока они не согласятся отдать лошадь; но их оставляют на своих конях и отправляют в пространство между барьерами, где, отдав меч и булаву, они находятся под охраной герольда. Если наказанные дворяне попытаются вырваться на свободу, их усаживают на барьер.
Рыцарей, которые якобы покушались на честь дам, злословя о них, полагалось бить до тех пор, пока они громким голосом не запросят у дам пощады и не дадут обещания впредь никогда не отзываться о них дурно.

После церемонии в монастыре шлемы и знамена возвращают в жилища участников; вечер посвящается танцам. Однако, как и накануне, в разгар увеселений гербовый король провозглашает: «Высокие и могущественные принцы, графы, бароны, рыцари и оруженосцы, кои сегодня отправили к сеньорам моим судьям и к дамам свои шлемы и знамена, каковые разделены как с одной стороны, так и с другой на равные части под знамена и пенноны как высочайшего и могущественнейшего принца и прегрозного государя моего герцога Бретонского, зачинщика, так и прегрозного государя моего герцога Бурбонского, защитника. Сеньоры мои судьи объявляют: да явится завтра в час пополудни только со своим пенноном на поле сеньор-зачинщик, чтобы показать свои ряды, а с ним все прочие рыцари и оруженосцы, каковые на стороне его пребывают; быть им на конях своих, попонами с нашитыми гербами покрытых, самим же пребывать без лат, но в лучшие и красивейшие одежды облаченными, дабы пред указанными сеньорами судьями клятву принесть, и после того как сказанный сеньор-зачинщик явится со своими на поле и принесет клятву, каковая будет возглашена с помоста, в два часа пополудни да явится со своими сеньор-защитник для принесения клятвы, дабы не творили они помех друг другу».
Действительно, на следующий день сначала одна партия участников, потом другая верхом, но без оружия выедет на поле для ристалища после того, как герольды и их персеванты пригласят их, прокричав: «К почестям, сеньоры рыцари и оруженосцы! К почестям!»
При каждом участнике турнира должен быть собственный знаменосец со скатанным знаменем. Развернут только пеннон вождя. В руке у каждого участника лишь жезл. Некоторое время они гарцуют на конях, потом гербовый король громко провозглашает с центральной трибуны: «Высокие и могущественные принцы, сеньоры, бароны, рыцари и оруженосцы, да будет вам благоугодно, чтобы все вы и каждый из вас вознес десницу ко всем святым, и все вместе пообещайте, что никто из вас на турнире сам не станет умышленно колоть, а равно бить ниже пояса, также как и толкать и тянуть никого не будет, кроме того, кто рекомендован. Помимо сего, ежели у кого ненароком падет шлем с главы, да не коснется того никто, пока он шлем сызнова не наденет и не завяжет. Ежели же кто по умыслу сотворит иное, да покорится и лишится доспехов и коня и объявят его изгнанным с турнира и другой раз не допустят. Да касается сие всех и каждого, и тот, кого сеньоры мои судьи нарушителем огласят, да не прекословит им; и в том клянетесь вы и даете присягу телом вашим и честью вашей». На что все должны ответить возгласом одобрения: «О-эй! О-эй!» После смотра и присяги рыцарей партии зачинщика аналогичная церемония проводилась и среди рыцарей партии защитника.
В разгар танцев, которыми завершается этот день, как и предыдущие дни, гербовый король с высоты помоста менестрелей произносит: «Высокие и могущественные принцы... и так далее, каковые прибыли на турнир, оповещаю вас от имени сеньоров моих судей: да явятся обе партии ваши завтра в полдень на ристалище, в строю и в латах и готовые к турниру, ибо в должный час судьи разрубят канаты, дабы начать турнир, за победу в коем знатные и богатые дары вручены будут дамами. Помимо сего, уведомляю вас: да не приведет никто из вас в строй для услужения себе слуг конных более указанного числа, а именно: четверо слуг для принца, трое для графа, двое для рыцаря и один слуга для оруженосца, пеших же слуг сколько угодно: ибо так повелели судьи».
После этого судьи, выбрав двух самых красивых и самых благородных дам, в сопровождении гербового короля с персевантами, а также слуг с факелами ведут их, взяв под руку, вокруг зала. Один из персевантов несет за судьями «длинное покрывало благорасположения, шитое, блестками златыми весьма изукрашенное». Этот убор представляет собой длинную белую вуаль с золотыми блестками. Обе дамы выбирают одного рыцаря или оруженосца, который назначается почетным рыцарем (оруженосцем). Его функции заключаются в том, чтобы, сидя на коне, во время боя держать покрывало на конце копейного древка и по просьбе дам опускать его на шлем рекомендованного участника, после чего рекомендованного должны перестать бить. Почетный рыцарь целует обеих дам, благодарит их и до конца вечера остается рядом, а покрывало держат на копье позади него.