1.

Жили себе дед да баба,
И была у них курочка ряба.
Снесла курочка яичко:
Яичко не простое,
Золотое.
Дед бил, бил —
Не разбил;
Баба била, била —
Не разбила;
Мышка бежала,
Хвостиком махнула:
Яичко упало
И разбилось.
Дед и баба плачут;
Курочка кудахчет:
"Не плачь, дед, не плачь, баба.
Я снесу вам яичко другое,
Не золотое — простое".

2.
Жил-был старик со старушкою, у них была курочка-татарушка, снесла яичко в куте под окошком: пестро, востро, костяно, мудрено! Положила на полочку: мышка шла, хвостиком тряхнула, полочка упала, яичко разбилось. Старик плачет, старуха возрыдает, в печи пылает, верх на избе шатается, девочка-внучка с горя удавилась. Идет просвирня, спрашивает: что они так плачут? Старики начали пересказывать: «Как нам не плакать? Есть у нас курочка-татарушка, снесла яичко в куте под окошком: пестро, востро, костяно, мудрено! Положила на полочку: мышка шла, хвостиком тряхнула, полочка упала, яичко и разбилось! Я, старик, плачу, старуха возрыдает, в печи пылает, верх на избе шатается, девочка-внучка с горя удавилась». Просвирня как услыхала — все просвиры изломала и побросала. Подходит дьячок и спрашивает у просвирни: зачем она просвиры побросала?
Она пересказала ему все горе; дьячок побежал на колокольню и перебил все колокола. Идет поп, спрашивает у дьячка: зачем колокола перебил? Дьячок пересказал все горе попу, а поп побежал, все книги изорвал.

3.
Была курочка рябенька,
Снесла яичко беленько.
Дед бил, бил — не разбил,
Баба била, била — не разбила,
Только мышка-покатаюшка
Ударила хвостиком и разбила.
Дед плачет, баба плачет,
Курочка кудкудахчет,
А мышка-покатаюшка
Шмыг в норку — и ушла, ушла, ушла.

4.
Жили-были дед и баба. И была у них курочка ряба. И снесла курочка яичко. Дед бил, бил, бил — не разбил. Баба била, била, била — не разбила. Надо яички складывать в лукошко, а они — на окошко. Не завернули в тряпочку, а положили на пОлицу (полка). Бежала мышка по полице, хвостиком крутанула, яичко задела. Яичко покатилось, покатилось, — бах-тара-рах! — и разбилось.
Баба плачет: "А-а-а, а-а-а, а-а!". Дед плачет: "У-ы-ы!У-ы-ы!У-ы-ы!". А курочка бегает: "Куд-куды! Куд-куды! Не плачьте дед с бабой! Я снесу вам яичко такое, такое: не простое яичко — золотое!". И снесла золотое яичко.
Дед его продал и купил печь, чтоб было где лечь. А к печи трубу, а к трубе — избу, а в избу — лавки. Завели ребят — все по лавкам сидят, кашу едят, хлеб кушают да сказки слушают.

5.
Жили себе дед да баба, была у них курочка ряба. Три года они курочку кормили, со дня на день яичка от неё ожидали.
Ровно через три года снесла им курочка яичко, и было то яичко не простое, а золотое. Радуются дед и баба, не знают, что с этим яичком и делать, своим глазам не верят, что курица золотое яичко снесла.
Попробовали его разбить, а оно такое крепкое, — не разбивается. Дед бил-бил, не разбил, баба била-била, не разбила. Положили яичко на полку; бежала мышь, хвостиком задела, упало на стол яичко и — разбилось. Дед плачет, баба плачет, а курочка кудахчет:
— Не плачь, дед, не плачь, баба, я снесу вам другое, не простое, а золотое, только три года подождите.
Дед и баба подобрали золотые скорлупки и продали их евреям. Денег получили немного. Хотелось им поставить новую хату, да денег не хватило, надо было ещё три года ждать, чтобы на хату достало. Прождали они неделю, прождали вторую, прождали и третью, больно долго им казалось, ждать надоело.
Вот и говорит дед бабе:
— Знаешь что, старуха? Чем нам ждать целых три года, давай мы сразу зарежем курицу и достанем из неё золотое яйцо. Да там оно, видно, не одно, может их там штуки три, а то и четыре. Вот и заживем тогда, будет у нас новая хата, земельки купим и кланяться никому не будем.
— Ох, и правда, дедусь, давай зарежем! Зарезали курочку, но ни одного не оказалось в серёдке яичка. Стали опять дед с бабою плакать.
Высунула мышка голову из норы и говорит:
— Не плачь, дед, не плачь, баба, схороните вашу курочку в садике, на перекрёстке, подождите три года, а потом откопаете на том месте клад. Да зарубите себе на носу, чтоб помнить до самой смерти, что всё, чего вы пожелаете, не сразу получается.
Закопала баба курицу возле сада на перекрёстке, как раз возле поросли, воткнула для приметы палку. Ждут год, ждут второй, — не хватает терпенья, захотелось им поскорей выкопать клад. Уже наступил и третий год, а они все ждут. Вот баба и говорит деду:
— А давай мы, дедусь, посмотрим.
— Не спеши, старуха, обождем маленько, тут уже немного осталось. Дольше ждали, теперь меньше осталось ждать.
— Да нет, старый, мы ничего и трогать не будем, мы только посмотрим, наклевывается ли там наш клад.
— Гляди, старуха, чтоб не испортить всё дело.
— Не бойся, дедусь, ничего худого не будет.
Пошли они с заступом в сад. Копали-копали и выкопали целую кучу золотых жуков. Загудели жуки и разлетелись во все стороны.
Так и остались дед с бабою жить в старой хате, не довелось им новой поставить.
А мышка высунула из норы голову и говорит:
— Вы вот старые уже, а глупые. Чего не подождали, пока три года исполнится? Была бы вам большая, куча червонцев, а теперь они все разлетелись.